Обращение к Деду Морозу.

Здравствуй, Дедушка Мороз!
Пишет тебе мальчик Коля, почти 60 лет от роду…
Никогда не писал тебе, никогда не верил в чудеса, а вот теперь, видать, пришло время.
Раньше я верил в того, кого называют боженькой и следовал всем его заповедям.
Жил только для других, помогая им и совершенно не думая о себе.
Очень многим устроил хорошее будущее, порой во вред себе.
Но, как оказалось, недостойны они были всех этих благ.
Но я верил, что боженька каждому воздаст за труды.
Увы, время шло, но ни хрена не воздалось…
На чужом горбе люди выбрались в хорошую жизнь и теперь заявляют, что, дескать, своим умом, своим талантом, «своими руками»…
Да фиг бы с ними, с людишками этими ничтожными; суда божьего всё-равно не существует, равно как и того, кого называют боженькой, так что ждать, что воздастся — бессмысленно…
Так что им и дальше жить счастливо в хороших странах, а вот нам с женой так и подыхать среди любителей  «бачаты с меренге»…
А годы-то  идут. Да что там идут — к закату несутся…
Поэтому и обращаюсь к тебе, Дедушка Мороз: помоги нам!
Скоро Новый год, ты будешь всем разносить подарки — так принеси и нам подарочек маленький! Перенеси нас отсюда куда-нибудь в Австрию, Германию, Швейцарию! В какую-нибудь маленькую деревушку в горах, где тихо и спокойно, где вокруг живут нормальные люди. Поменяй нас двоих на эти тысячи озабоченных немцев, которые едут в Доминикану за «экзотикой» и заявляющих, что в Доминикане они нашли свой рай. Ведь это будет честный обмен: пусть эти тысячи извращенцев и педофилов навсегда останутся в «раю», а два хороших человека попадут туда, где им будет хорошо.
Дедушка Мороз, а если сам не можешь сделать этого, то пошли тогда нам мецената доброго, который скажет: да что же вы, ребята, так страдаете, за что вам мучения такие? Давайте я вас увезу в Европу, работу дам. Хоть какое будущее у вас будет. Хоть старость не под пальмой встречать будете, а в заботливых руках государства…
Поможешь, Дедушка Мороз?
Хочешь, я и на стульчик встану, и стишок прочитаю.
Я себя хорошо вёл и такой подарочек был бы кстати…

P.S. Очень прошу не писать никаких советов в комментариях.
И подсказывать ничего не надо.
Приветствуется только реальная помощь.
То есть:
— а вот посмотри эту ссылку, там программа для эмиграции в Канаду; а можно уехать в Уругвай;  да возвращайся в Россию, там как-нибудь устроишься и т.д…. —  вот этого писать не надо.
— Николай, посылаю тебе контракт на работу; дарю квартирку в Литве, сможешь сделать ВНЖ и ездить в Европу; перевожу тебе миллион — купи себе ВНЖ в Европе и будь счастлив и т.д…. — вот такое приветствуется!

we_new_year

Рождество. Ненависти пост.

Уже месяц живу без никотина.
Сказать, что стало лучше — не могу. Хуже — да, стало, весь как-то опаршивел, всё болит и ноет.
Но самое интересное то, что и курить плохо, и не курить плохо!
Бессмысленно и то и другое, потому что и то и другое заканчиваются одинаково — смертью! И когда кто-то заявляет, что курение убивает, а не курение продлевает жизнь — то грош цена таким высказываниям. Потому что кто может сказать, что успел насладиться лишним годом, месяцем, днём?
Пока человек живёт — он этого не ценит, а после смерти — уже не сможет рассказать о сожалении.
Да и чем наслаждаться? Этой хернёй, которую называют жизнью? Этим животным существованием?
Этим скотским поведением существ, называющих себя человеками?
Христос рождается!
Сегодня родился Тот, которого папа отправил на землю к людям, чтобы: «исправить последствия грехопадения, чтобы исцелить природу человека, которая стала подвержена смерти». И христиане дружно радуются такому событию.
А не христиане не радуются. Мусульмане не радуются, иудеи, буддисты и ещё разная тьма всяких приверженцев своих религий. Так кто прав, кто виноват? Кто лучше, кто хуже? Куда крестьянину податься? (с)
Я ненавижу этот ваш мир, который вы построили на этой планете. Я ненавижу ту форму существования, которую вы называете жизнью. C детства я хорошо усвоил, что такое хорошо и что такое плохо и потом всю жизнь старался следовать этому правилу. Люди, окружавшие меня, старались сделать так, что бы я был похож на них, чтобы не выделялся. Жизнь показывала, что с моими убеждениями мне не то что будет плохо, а можно даже пострадать физически и даже быть убитым. Мне говорили, что надо приспосабливаться и что все мы не без греха. А я упрямо продолжал жить так, как было правильно и искренне верил в то, что все люди могут быть такими, как я! Почему я могу быть хорошим, а другие нет?
Но потом, с возрастом, до меня дошло — люди не такие, как я…
Намного проще быть таким, как все. Все воруют — и я буду. Все обманывают — и я буду. В стаде проще выжить — и это главное правило выживания на этой планете. Дружно стадом голосуем, дружно стадом маршируем, дружно стадом ходим в церковь, дружно стадом кричим о своей вере. Но ладно бы, если бы это было стадо правильных людей, с правильными законами, которые исполняют все до одного.
А что плохого было бы в том, если бы все были бы одинаковы? Если была бы одинаковая хорошая одежда, одинаковые хорошие дома, одинаковые хорошие мысли ? Не было бы никаких неожиданностей и непредсказуемости. Каждый был бы уверен в том, что у него все хорошо и у других тоже . Ведь для Того, кто сегодня родился — мы все равны! Те, кто говорит, что это так здорово, что мы разные и так интереснее жить — я их искренне не понимаю, потому что не вижу ничего интересного и хорошего в том, что я знаю, как кто-то кого-то убил, как расчленил, как украл, как обманул, как изнасиловал.
И всё это — только для того, чтобы его мерзкое семя осталось жить. Любой ценой. Ценой гибели других. Которые намного лучше — но ведь на этой планете всегда побеждает зло!
Христос родился, кричат люди.
Ха-ха-ха…
Лицемеры!
Поп освящает ракету, чтобы: «хорошенько по американцам жахнула, чтобы неповадно врагу было!»
Поп крестит воровскую Ferrari, чтобы: «в аварии не попадала и гаишники чтобы большую мзду не брали…»
Убийца и вор катается на яхте, а честный человек радуется куску хлеба?
И ещё до меня дошло, что люди меня ненавидят за то, что я не такой, как они, они злятся на то, что я не согласен с их мировоззрением. И я стал чувствовать, что окружающие меня люди способны просто физически уничтожить меня. Поэтому я стал ограничивать круг общения с человечеством. Понятное дело, что уходить в тайгу схимником или монахом я не хотел, но и близких отношений с людьми старался не заводить.
Любой начальник, полицейский, судья, да просто сосед — может оказаться тем самым подонком, о котором после пишут в газетах, но до этого в эти жернова можешь попасть именно ты…
Люди придумали термин мизантроп, которым называют меня. Но кто есть эти самые люди? Такие же ублюдки, как и остальные. Да, я с детства очень чувствителен к несправедливости, может быть даже в тысячу раз чувствителен, нежели простой обыватель. Так как же я могу любить «ближнего своего», который может убить меня? Который ворует? Который лжёт? Который, едва проснувшись — тут же включает громко музыку или начинает орать, не обращая внимания на мою жизнь. Которому, как для животного, главное — это его личное выживание.  И говорить с ним о чём либо очень глупо — это просто смотреть в его тупые свинячие глазки, в которых отражается его животная сущность.
Поэтому, я не устану повторять это в тысячный раз: я очень дорожу редкими встречами в этой жизни с хорошими людьми,  с убеждениями, похожими на мои. Которые, не смотря на жестокость и мерзость этого мира — пытаются жить по совести, а не поступаться ею, чтобы выжить. Которые, по мере своих возможностей, стараются помочь другому хорошему человеку, а не утопить его, говоря, как большинство: это мир такой несправедливый, так что извини, брат, ничего личного….
Страшно человечество по сути своей…
Когда я слышу от окружающих меня:  ну что ты так нервничаешь, ну да, есть убийцы, есть воры, власть всегда думает только о своих карманах, а не о народе — то я не понимаю, как люди могут говорить о этом спокойно? Во мне всё кричит и я каждой клеточкой испытываю боль от того, что это существует на нашей планете.
Я знаю, что в лице большинства населения нашей планеты я просто больной человек, мечтатель, утопист…
Но неужели для того, что бы прожить свои жалкие сколько-то там лет в этом скотском мире, я должен стать таким же, как все?
Приспособиться?
Ходить на красный свет, воровать и лгать?
Сделать хуже другому, лишь бы хорошо было мне?
Неужели эта сраная, такая короткая жизнь, стоит того, чтобы я стал животным, каким является большинство на этой планете?
Как мне было тяжело жить в вашем мире лжи, лицемерия, двуличия.
Вы с детства думали одно, говорили другое, делали третье. Крестили детей, потому что «так принято», а не потому, что была такая осмысленная потребность, вступали в партию только для того, чтобы  иметь какую-то выгоду, ходили голосовать — только потому, что вам так приказали «сверху». Вас никто не заставлял под дулом автоматов быть скотами — но это вы сами добровольно выбирали себе такую жизнь. И что самое страшное — вы продолжали так же воспитывать и своих детей. Рожая их не для того, чтобы они радовались жизни, потому что выживание в этом дерьме не называется жизнью, а для того, чтобы они страдали так же, как страдали и вы сами. Вы, не имея возможности измениться самим, не давали своим детям быть другими. Вы всё время повторяли, что надо приспосабливаться, надо крутиться, надо быть хитрее, изворотливее. Вы придумывали блат, знакомство, кумовство. Вы искренне считали, что таким образом вы сделаете легче своим детям и что им будет проще выжить в этом скотском мире.
Но вы не сделали ни одной попытки сделать этот мир менее скотским.
Вы не хотели следовать даже тем простым и незатейливым заповедям, которые остались только на бумаге: человек человеку друг, товарищ и брат.
Нет, вы всё делали в этой жизни по правилу: человек человеку волк.
И, увы, человечество продолжает это делать сейчас.
И я знаю, насколько тяжело в этом мире оставаться нормальным человеком. Быть нормальным — это означает готовность быть съеденным, искалеченным, убитым, растерзанным.  Не все могут быть героями и идти за своей совестью на костёр. Я тоже не боец и не иду на баррикады, но я пытаюсь сделать хотя бы то малое, что могу — не быть таким, как плохое большинство. Да, в этом нет никакого протеста, да, я никак не смогу изменить этот мир и он всегда будет таким, каким его делают сами люди. Я никогда в этой жизни никому не сделал ничего плохого и, укрывшись в своей норе — стараюсь, чтобы и человечество не делало мне плохого. Чтобы верующий вдруг не услышал «глас божий» , который прикажет ему убить меня, неверующего; чтобы мусульманин не отрезал мне голову, потому что я католик; чтобы бандит не захотел меня ограбить, а то и убить; чтобы начальник самодур не решил сорвать на мне свою злость; чтобы наркоман, «накушавшись счастья»,  не решил стукнуть меня трубой по голове.
А ведь это всё есть вокруг нас. Мы живём рядом с соседями, с которыми жить страшно — но у нас нет никакого иного выхода, мы обречены на такую жизнь. Да, а я не хочу так жить и никогда не хотел.
Часто в телепередачах спрашивают у пожилых людей: если бы была возможность вернуться в прошлое — хотели ли бы вы что-нибудь изменить. И люди начинают говорить о своих ошибках, о том, что сейчас он бы поступил так, а не по-другому. Но история не имеет сослагательного наклонения. И, если ты сам что-то в прошлом сделал плохое — украл, обманул, убил — то это на тот момент это был твой выбор, твоё решение. ( Либо, проще всего, свалить это на Творца и заявить, что: Бог так захотел!) 🙂
Некоторые заявляют: ничего не стал бы менять, я прожил жизнь достойно, мне нечего стыдиться, я всё делал правильно. Я не верю в такое, потому что, как написал выше — прожить жизнь нормальным и правильным человеком — ой, как непросто и это мало кому удаётся. Чтобы остаться в живых, но при этом остаться порядочным — надо каждый день прикладывать огромные усилия.
Так вот, если бы меня спросили, хочу ли я вернуться в прошлое и что-либо изменить — то я не стал бы возвращаться ни в какое время, потому что в этой жизни у меня было намного больше плохого, нежели хорошего.
Этот мир, в который меня забросили без моего согласия — оказался мерзкой зловонной выгребной ямой.
Хотя мог бы быть раем…
Но боженька пока не прощает нас за грехи наши, да?  😉
Так что я  попросил бы вернуть меня назад, в самую утробу, где я попробовал бы маленькими ручками обвить свою шею пуповиной и удавиться на хер прямо там внутри, не выходя на этот мерзкий свет…
Христос рождается…
Но всё никак не торопится навести порядок на этой грешной и многострадальной планете…
Ау, народ, а без Его прихода вам людьми не стать никак?

Остров Саона.

Сколько ни езжу на экскурсии — никогда не бывает повторяющихся, каждый раз происходит что-то новое.
Звонит с вечера шеф: Николай, выручай, на завтра есть группа немцев на Саону, 22 человека, съезди, пожалуйста!
Отчего не поехать? Немцы хоть чаевые гиду всегда дадут, не то, что русские…
Утром сажусь в автобус, вижу всего 10 человек.
И что-то в их лицах просматривается совсем не немецкое.
Но на всякий случай говорю Guten Morgen! и вижу, что точно не немцы.
Русские?
Звоню шефу, он объясняет, что с немцами что-то случилось, то ли заболели, то ли ещё какая напасть, поэтому я должен ехать с русскими, а в Ла Романе пара немцев всё же будет.
Деваться некуда, надо работать.
Поехали. Улыбаются только гид и немецкая пара. Русские суровы, как жители Челябинска.

В Байяибе сели на катамаран. Парочка затеяла фото сессию. Фотограф старался помочь им принять правильную позу для незабываемых фотографий.

Пара попалась способная и обучаемая. В раж вошли и туристы, и сам фотограф.

Народ пил коктейли и танцевал, но тут на горизонте показались тучи и подул ветер. Народ бросился под крышу.
Капитан приказал немедленно убрать паруса.

Видимость упала до нескольких метров. Дождь стоял стеной. Туристы укутывались полотенцами, потому что температура упала на несколько градусов и дождь стал напоминать холодный питерский ливень. И только капитан невозмутимо крутил штурвал, направляя катамаран только в ему известном направлении.

Но через десять минут всё закончилось так же резко, как и началось. И впереди показалась залитая солнцем Саона, практически без туч.

Катамараны к берегу не подходят, поэтому пересаживаемся на лодку и плывём на остров.

Прямо на лодке туристы начинают налаживать международные отношения с персоналом.

А на острове всё, как всегда: солнце, пальмы, песок.

Народ наслаждается отпуском.

Никак не могу понять, каким образом пальмы получаются такой странной формы? Может их выращивают так специально для туристов и их фото сессий?

Прошёлся посмотреть на затонувшую яхту. Полгода назад она была ещё с мачтой. Видать, так и будет валяться здесь, пока море окончательно не разложит её на мелкие кусочки.

Я ушёл в безлюдное место и стал наслаждаться покоем и тишиной.
Через несколько часов нам уплывать с острова.
До следующего раза, Саона!

Для желающих помочь нам материально: Яндекс.Деньги или  PayPal

И, как всегда, если вы отдыхаете в Хуан Долио, то воспользуйтесь предложением:

МОИ УСЛУГИ.

НАШИ ЭКСКУРСИИ.