Вор.

Есть у меня один американский знакомец, зовут его Боб, ему 75, он пенсионер. Хлебом его не корми, дай только за Бога поговорить. Гнёт свою линию при каждом удобном и неудобном случае, всё пытаясь меня в свои сети затащить. А я и не против поболтать, мне и английский язык попрактиковать можно, да и забавно наблюдать, как человек свою миссию божью (как ему кажется) выполняет. Сегодня в очередной раз разговор перешёл в фазу: а вот, Ник, ты из себя праведника строишь. Вот ты думаешь, что ты такой хороший и не нарушаешь заповеди Божьи. И не воруешь, и не убиваешь, не лжёшь, да и жены ближнего не желаешь. Безгрешным себя считаешь, то-бишь! Но ведь это совсем не так! Если уж тебе не повезло стать выкидышем, смытым в унитаз или абортом каким акушерским, а, преодолев все родовые пути и не запутавшись в пуповине, угораздило-таки появиться на этот свет — то тут и сказке конец — уже на тебе грех первородный и лежит…
И перед Творцом вы оба равны: и ты со своим единственным грешком первородным, и серийный маньяк убийца-насильник с сотнями убиенными жертвами на его совести. Оба вы грешники! И ответ вам держать одинаковый. И, заметь: убийца пойдёт в церковь, да раскаиваться искренне начнёт — вот боженька его грехи-то и простит. Все, окромя первородного. То есть, равными вы окажетесь перед Судом Страшным…
И тут я задумался — так ведь есть у меня ещё грех!
Я один раз в своей жизни украл.
Я нарушил заповедь.
Я вор!

Далёкие шестидесятые года.
Я учусь в школе-интернате и хожу в первый класс.
Благодаря занятиям дома с умными родителями, я, вместо того, чтобы, как все, учиться рисовать буквы-закорючки в тетрадке, читаю спрятанную под партой  «Американскую трагедию» Теодора Драйзера.
Наши учебные корпуса находятся в паре кварталов от спальных корпусов. И каждое утро нам приходится всем классом отправляться в путь. Мы все в одинаковых вельветовых костюмах, так ненавистных нам, потому что из-за них мы слышим вслед: «инкубаторские пошли!»
Дорога наша пролегала мимо кондитерского магазина, возле дверей которого всегда необычайно вкусно пахло и наша группа всегда старалась замедлить ход, проходя мимо, чтобы сделать лишний глоток вкусного запаха.
Однажды, в один из дней, проходя мимо, я увидел, что дверь в магазин закрыта лишь наполовину. Идя в последнем ряду, я успел шепнуть товарищу: «я сейчас вернусь, мигом, не привлекай внимания» и заскочил в магазин.
В магазине не было никого. Ни покупателей, ни даже продавца, вероятно он ушёл в подсобку.
И на прилавке, рядом с весами, я увидел огромный куб шоколадного масла, а на самих весах, на кусочке серой бумаги, уже лежал отрезанный кусок, грамм на триста.
Я схватил этот кусок, толком не обернув его бумагой и, сунув за пазуху, выскочил из магазина.
Всё произошло настолько быстро, что я без труда догнал свой класс и пристроился в колонну.
Мы дошли до школы, до начала уроков оставалось минут пятнадцать.
Я сказал друзьям: «айда за мной!» и бросился в туалет.
Там я вытащил уже подтаявший кусок масла и, положив на подоконник, великодушно предложил всем угоститься.
Мальчишки пальцами зачерпывали масло и с наслаждением их облизывали.
Для нас это был настоящий пир.
Я даже обсосал успевшую промаслиться рубашку.

Я рассказал Бобу эту историю и спросил: «неужели ты искренне думаешь, что вся та хреновая жизнь, которую я имею — это только потому, что я когда-то украл этот кусочек масла? И Господь теперь так серьёзно наказывает меня за такой незначительный детский поступок? А те настоящие воры, ворующие миллиардами — они что, хорошенько молились и им наказания никакого нет?»

Боб сказал: «Ник, ты не понял. Все мы, родившиеся, уже грешные. И само количество грехов не играет роли, мы для Бога все дети и он любит нас всех одинаково!»

«Врёшь»!, сказал я Бобу (и, наверное, обидел его тем самым) — «вот сразу видно, что Бог тебя любит сильнее, чем меня, потому что у тебя есть возможность жить в квартире за 2 тысячи долларов в месяц, а я с трудом могу оплачивать комнатку за 200 долларов»…

Боб улыбнулся (он всегда на позитиве и никогда не огорчается) и сказал: «да ладно тебе, брат, это жизнь, а она штука временная. Но вот в церковь ты всё же сходи, замоли свой грешок воровской! А, ну да, ты же не верующий, значит я это сделаю за тебя. Ты, главное, просто отдай себя в руки господни и расслабься».

Я прекратил разговор и распрощался с Бобом до следующего раза…

Для желающих помочь нам материально (будем благодарны любой помощи): Яндекс.Деньги или  PayPal

И, кстати, если вы вдруг отправляетесь в Хуан Долио, то захватите чёрного хлеба, халвы, зефира, вафель и непременно воспользуйтесь предложением:

МОИ УСЛУГИ.

НАШИ ЭКСКУРСИИ.

 

Обман.

Было мне тогда года четыре. Или пять? Точно уже и не вспомнить, ну да не в этом суть. А суть в том, что родители подарили мне велосипед. Уж не знаю, на какие шиши он был куплен моими бедными родителями, но велосипед у меня появился! До этого соседские мальчишки, у кого уже было такое чудо, давали мне прокатиться и, поэтому, все навыки езды у меня были. Даже не помню сам момент вручения мне подарка и не могу сказать, было ли это приурочено к какому-то событию или просто по случаю.
Просто в моих руках оказался велосипед.
Я тут же потащил его на улицу. На улице было безлюдно, не было ни знакомых мальчишек, ни соседей, похвастаться было не перед кем. Я вихрем пронёсся по улице, проверяя ход и тормоза. Сиденье показалось мне высоковатым и я решил подрегулировать его.
Я не обратил внимания, как ко мне подошёл мальчик, раза в два старше меня. Он восхищённо посмотрел на велосипед и сказал: «Классный велик!»
Я ответил, что его мне подарили родители.
— Везёт, сказал он.
— А дай мне, пожалуйста, немножко прокатиться? Вот до того угла и обратно?
Я вручил ему велосипед, предупредив, что сиденье будет для него немножко низковато.
— Ничего, сказал он. Я ведь только чуть-чуть прокачусь.
И ещё раз повторил: «до угла и обратно».
Я смотрел, как он уверенно нажал на педали и помчался к перекрёстку.
Я ждал, что он развернётся перед перекрёстком, но он свернул за угол.
Вероятнее, чтобы сделать большой круг, подумал я.
Прошло несколько минут, но мальчик не появлялся.
Первое, что мне пришло в голову, было: он, наверное, упал за углом и сейчас лежит, и не может подняться.
Я побежал к перекрёстку, свернул за угол.
Мальчика там не было.
Я стоял, озадаченный, пытаясь понять, где сейчас мой велосипед.
Прошло около получаса, мальчик не появлялся и я побрёл в сторону дома.
Родители уже ждали меня.
Выслушав моё объяснение случившемуся, родители переглянулись и с сожалением посмотрели на меня.
Вот на таком горьком опыте я понял, что в жизни существует обман и от этого обмана в этой жизни мне никуда не скрыться…
Я всю жизнь оставался доверчивым и меня было очень легко обмануть.
Потому что я не озлобился и мне очень хотелось верить людям.
Но, как я всегда говорю — я позволю обмануть себя только один раз. (Хотя, стоит признать, что друзьям и близким я позволял себя обманывать не по одному разу. Хотя и это уже в прошлом).
И вот, ирония судьбы — жизнь заставила меня жить в стране, где понятие обмана возведено в образ жизни, где слово не имеет абсолютно никакой цены.
И это ужасно для меня, ненавидящего любую ложь.
Я с большим уважением отношусь к человеку, который честно скажет: Николай, ты мне не нравишься (и я такую личную неприязнь к тебе испытываю! (с).
По-крайней мере я заранее знаю, что мне стоит держаться подальше от такого человека.
Но когда мне говорят: ты такой классный парень, а сами думают, как бы тобой воспользоваться — то такой обман мне не нравится…

Старайтесь не обманывать друг друга. Никакие плюшки в этой жизни не стоят того, чтобы обидеть своего близкого обманом. На обмане и так зиждется вся политическая система, весь бизнес. Ложью пропитано наше ежедневное существование. И этого уже достаточно, чтобы мы жили так хреново.
(Хотя, как я понимаю, многим так жить намного удобнее…)
Так давайте хотя бы между собой оставаться честными и не наживаться обманом друг на друге.

Для желающих помочь нам материально (будем благодарны любой помощи): Яндекс.Деньги или  PayPal

И, кстати, если вы вдруг отправляетесь в Хуан Долио, то захватите чёрного хлеба, халвы, зефира, вафель и непременно воспользуйтесь предложением:

МОИ УСЛУГИ.

НАШИ ЭКСКУРСИИ.

Родина, еду я на Родину…

Попалась на глаза такая новость:

Скорректирован порядок выезда за границу временных групп чиновников, призванных информировать потенциальных участников о Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Соответствующее постановление кабинета министров от 28 января 2020 года № 58 «О внесении изменения в Положение об организации работы с соотечественниками, проживающими за рубежом и желающими добровольно переселиться в Российскую Федерацию» вступает в силу 7 февраля. Решено, что временная группа формируется из специалистов Министерства внутренних дел, Министерства иностранных дел и других заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, командируемых в иностранные государства в соответствии с законодательством России.

Не стал даже толком разбираться в ней, потому что так совпало, что в это же время начался какой-то флешмоб наших «звёзд» по выворачиванию собственных карманов и демонстрации всему обществу мизерности своих пенсий. Плачутся те, у кого в собственности не по одной квартирке и в стране, и за рубежом, у кого виллы и дачи, кто за столько лет гастрольного «чёса» получили и «народных» и «заслуженных», что подразумевает и неплохое денежное вознаграждение. И сейчас эти люди жалуются на своё бедственное положение.
Понятно, что говорить о пенсиях врачей, учителей, слесарей — дело малоприятное. Да и какое дело телеящику до этого жалкого слоя обслуги? Ведь слесарь не может собрать «Лужники», показывая свой трюк с прокладкой для крана…
А «поп-дива», поя ртом и крутя задом — приносит бабло. И себе зарабатывает. Но на пенсии и ей не хватает.
Жаль, Лужков не успел ничего рассказать о своей маленькой пенсии. И Тимченко, почему-то, молчит. Одна надежда, что на пенсию скоро и Миллерам, Роттенбергам, Сечинам, Дерипаскам. Почему-то мне кажется, что они не будут публично говорить о своих пенсиях, а если вдруг и заикнутся, то жаловаться не станут.

А вот меня пытаются уговорить добровольно переселиться в Россию.
Вернуться, так сказать, к истокам.
Где родился — там и могилку себе рой.
Дома и берёзки, говорят, шумят веселее, чем пальмы…
Но вот смущает меня пенсионный вопрос!
Вот уверен, что не дадут мне возможности  даже поплакаться на весь мир о сложности выживания на маленькую пенсию.
А если так — то зачем мне своим плачем  настроение «элите» портить?
Это им тяжело.
А нам просто «держаться надо»…
Очень картинка понравилась, ну очень в тему, ну прямо я на пальме в Хуан Долио…

Для желающих помочь нам материально (будем благодарны любой помощи): Яндекс.Деньги или  PayPal

И, кстати, если вы вдруг отправляетесь в Хуан Долио, то захватите чёрного хлеба, халвы, зефира, вафель и непременно воспользуйтесь предложением:

МОИ УСЛУГИ.

НАШИ ЭКСКУРСИИ.