28 октября. Хрустальная свадьба.

А как вчера это было.
15 лет назад, в 2005 году, мы сказали друг другу «Да», хотя, если быть точным, мы сказали «Si», потому что брак мы заключали в городе Сан Педро де Макорис, что в Доминиканской республике.
15 лет мы муж и жена.
Огромную цену нам пришлось заплатить за такую возможность, но, как поётся в «Юноне и Авось» — «для любви не названа цена, лишь только жизнь одна…»
За всё в жизни приходится платить, а уж за любовь тем более.
И мы благодарны небесам за данную нам возможность быть вместе!
15 лет иметь возможность каждый день видеть друг друга, вместе засыпать и вместе просыпаться.
Каждый день иметь возможность прикоснуться друг к другу, в миллионный раз сказать «я тебя люблю».
Несмотря на все неприятности и трудности — быть рядом.
И хочется просить небеса долгой жизни — но только для того, чтобы провести это время вместе.
Я знаю, что далеко не каждому в жизни даётся возможность жить с любимым человеком, но те, у кого такая возможность есть, поймут меня в том, что я называю счастьем.
И ста лет будет мало, чтобы насладиться этим счастьем.
Жаль, что бессмертия не существует, но я готов жить вечно со своей любимой.
И наша любовь будет вечной.

Иваны, родства не помнящие.

Развитие цивилизации и технологий, с одной стороны, штука хорошая, но с другой стороны — имеет и массу недостатков.
И-за неё нивелируется роль человека в обществе.
Нивелируется и само общество.
Раньше, уж если что-то делали — то старались сделать это, если не на века, то, хотя бы, на долгие годы.
Но современный прогресс вкупе с капиталистической составляющей, желает создавать лишь общество потребления, выбрасывая на рынок всё новое и новое, служащее недолго и подталкивающее общество всё время покупать новое.
Мир просто завален хламом, совершенно не нужным человечеству, но оно охотно потребляет весь этот хлам.
У человека отнимают память и желание сохранять историю.
Прочёл, что в Японии одной компанией владеет одна семья уже в течении нескольких столетий.
Это же здорово!
Это традиции, передающиеся из поколения в поколение, это приумножение капитала, это память о предках.
Замки в Европе, хранящие дух старины. Когда я был в гостях у принцессы Киры в их родовом замке, она показывала мне портреты своих прапрапрабабушек и дедушек и о каждом могла рассказать немало интересного.
Да даже ещё недавно, зашед в какую-нибудь деревенскую избу, на стене можно было увидеть целый «иконостас» из фотографий родственников. А ведь тогда смартфонов не было и, порой, чтобы сделать фотографию, надо было ехать к чёрту на куличики в райцентр, а то и в область, чтобы в фотоателье сделать снимок, вполне возможно, единственный в жизни.
Но ведь старались хранить память, берегли прошлое.
И что имеем сейчас?
Порой человек с трудом может сказать, кто были его дедушка или бабушка.
Потому что нет прежнего уклада, нет семейного дома, в котором вырастали поколения.
Порой человек не то, чтобы дедушек-бабушек — родителей толком не знает.
«Сделали» ребёночка, разбежались — и ребёнок уже лишён всякой информации о предках со стороны папы ( да даже о папе мама уже ребёнку не всегда расскажет).
Это нивелирует его жизнь и он, в свою очередь, впоследствии тоже мало заботится о том, чтобы в его детях жила память о родственниках.

Мне подумалось: нас делают какими-то одноразовыми ( да мы и сами такими не прочь становиться).
Как китайские одноразовые ручки или зажигалки — исписал свои чернила, выпустил свой газ — и отправляйся на свалку всемирного хлама.
И никто тебя не вспомнит, так же как и ты не помнишь свой род.
Одноразовые мы…

Крым.

Не ищите здесь вопроса, чей он, потому что я вспоминаю советское время, время моей молодости…
Тогда Крым был советским, входя в состав Украинской ССР.
И к друзьям в Грузию, Армению, Эстонию я летал не как за границу, да ещё по визе, а просто купив билет на самолёт…
Ну да что теперь…
Был далёкий 1985 год.
До наших разногласий с другом впереди была целая вечность.
А тогда мы были просто лучшие друзья, да что там друзья, мы были братья…
В том году у нас совпали отпуска и мы решили смотаться дикарями в Крым.
Собрали рюкзаки, купил билеты на поезд — в и путь!
Поезд Ленинград — Джанкой.
Оттуда на автобусе в Белогорск.
Рядом с Белогорском находится Белая скала (Ак-Кая́), которую мы собирались посетить.

Вот туда полезем!

Виды ни чем не хуже, чем в фильмах-вестернах!

Дело было к вечеру, силы мы берегли, поэтому, поднявшись до предгорья, решили заночевать, а уже на следующий день подниматься выше. Ночью лил ужасный ливень, в палатке обнаружилась небольшая течь, поэтому утро было без восторга.

Но завтрак никто не отменял!

Позавтракали и полезли дальше, устраивая фото сессии.

Поставив фотоаппарат на штатив и включив задержку, побежал к другу, чуть не поскользнувшись на узкой тропинке и не покатившись вниз. Но на фото получился улыбающимся!

Из Белогорска через Симферополь отправились в Ялту. Друг сказал, что, будучи ребёнком, посещал Ялту с мамой, поэтому решили заглянуть и туда.

Ялта.
Ну что Ялта, курортный город, полные пляжи, в воде бульон из людей.

Советский человек наслаждается погодой, морем, отдыхом.

Но курортные места не наш стиль. Все эти раскрученные места не наша конечная цель. Мы едем в покой, тишину и безлюдье!
Безуспешно пытались купить билеты в сторону Керчи в кассе, но билетов не было. Поэтому, подойдя к водителю автобуса, предложили ему за копейку малую взять нас с собой. Ехать, правда, пришлось, сидя на ступеньках… Ну, да мы не баре!

Вышли, не доезжая до Горностаевки.
Впереди у нас было 38 км до моря.
На наше счастье, водитель грузовика, проезжающий мимо, любезно решил нас подвезти и 27 км до Марьевки мы с «комфортом» протряслись в кузове грузовика.
И 11 км до Яковенково мы топали пешком.
В Яковенково зашли в сельский магазин, пополнить продуктовый запас.

До моря оставалось меньше километра.
Постучались в один дом, попросили разрешения набрать воды в канистру из колодца.
Бабушка, услышав, что мы из Ленинграда, тревожно спросила: «а вы, часом, не наркоманничать ли приехали, ребята?»
На что мы удивлённо заверили её, что никакого отношения к подобному не имеем.
И она поведала нам историю, что «надысь были тут субчики приезжыя, весь мак у меня на огороде оборвали и все грядки потоптали, окаянныя…»

И вот мы у моря. Добрались. Впереди виднеется гора Опук.

И потянулись две недели прекрасного и безмятежного отдыха. На пару километров вправо и влево — НИКОГО!!!

Что может быть прекрасней от возможности засыпать и просыпаться только от шума прибоя и криков чаек?
Насколько вкусна простая еда на природе!

Спирт у нас с собой был медицинский, поэтому, разведя, употребляли по чуть-чуть, не пьянки ради, а здоровья для.

Каждый вечер по верху проезжала военная машина с солдатиками, прожекторами обшаривая берег и освещая нашу палатку. Мы поняли, что где-то рядом находится военная часть, но никаких знаков о запрете нахождения в этой местности мы не видели, поэтому были спокойны. Но однажды днём к нам подъехал военный патруль и спросил, есть ли у нас плавательное средство. Показали им свои два матраса, на что главный хмыкнул: «это разрешено, до Турции на этом не доплывёшь…»

И был покой и безмятежность…

Но всё в этой жизни кончается.
Заканчивался и наш отпуск. Зажгли на прощание фальшфейера и поехали в Керчь, откуда и вернулись на поезде в Ленинград…

P.S. Зарплата тогда у нас была около 150 рублей. На всю поездку ( дорога, питание, какие-то другие расходы) мы совместно потратили меньше 100 рублей ( скинулись по 50 каждый).

P.P.S Мой друг Димка.
Для Анны он так и остался папой, пусть и ушедшим из семьи, а для меня с 2002 года он стал другом бывшим…