Писательская доля.

Как стать успешным и богатым писателем. (нет)
(Не краткое пособие для начинающих).

Если вы чувствуете в себе зуд писательства, если вам нравится облекать свои мысли в печатные слова, если вам позарез хочется делиться своим видением мира с другими — то вы уже с полным правом можете считать себя писателем.
Приобретя значительную массу читателей и поклонников, вы можете стать писателем успешным.
Правильно монетизируя свой труд, вы можете стать писателем богатым.

Начинающие писатели заводят блоги, осваивая ЖЖ, Дзен, Blogger и WordPress и разные другие площадки.
На них они пытаются набрать свою аудиторию, потом подключаются рекламные блоки — и вот уже твёрдая копейка течёт писателю в карман…
По-крайней мере именно такие описания я вижу в интернете и, даже, частенько слышу советы от моих читателей: да ты туда пиши, там платят, да ты с этими свяжись — зарабатывать будешь, да давай рассказы клепай — всегда на хлеб с маслом капнет!
Всю жизнь отдавал себе отчёт в том, что бизнес и я — «не две пары в сапоге» ( к/ф «Мимино»)
Мне намного проще просто писать без мыслей о заработке, но, конечно, с благодарностью радоваться любой копеечке, которой читатели имеют возможность по собственной воле меня поддержать.

Но вот в 2014 году не смог я выдержать натиска одного издательства; и так и сяк меня уговаривали, и весомые доводы мне приводили, и неплохой копейкой заманивали меня нуждающегося, и о всемирной славе слащавые речи вели. Давили на чувства: ты ведь время тратишь, пишешь, стараешься, трудишься, одним словом — работаешь, так неужто за труд свой копейку какую получать не хочешь?
Махнул я тогда рукой, оформил всё, как просили, послал им работу свою, контракт подписал.
Втуне, конечно, чего уж врать, я надеялся, что даже если хоть десяток долларов в месяц заплатят — вот тебе уже половина оплаты за интернет, всё ж подспорье…

Время шло, но копейка не приходила.
Про себя я говорил: ну вот, я же знал, что затея с коммерцией не моя стезя.
Ну да что там…

А вот вчера супруга пошла «погулять по интернету» и вдруг спрашивает меня: а что за издательство опубликовало и продаёт твою книгу?
— Не помню, говорю, какое-то немецкое. А что случилось-то?
— Да вот увидела в продаже твою книгу аж даже на британском Амазоне, за 24 фунта её продают, а ты мне говоришь, что ни копейки не получаешь. Утаиваешь от меня?

Полез смотреть последний счёт от издательства.
За 2019 год всё по нолям…

Начал смотреть за все шесть лет — снова только ноли.
То есть, за шесть лет не было куплено ни одной книги?!

А ведь даже на Амазоне она есть!
Жена мне говорит: а давай посмотрим, где ещё есть упоминание о книге.
Набираю в Гугле » Николай Шнекенберг книга «Русские в Доминикане» купить» и смотрю результаты.
Батюшки-светы, а там целых две страницы с разными организациями, которые книгой моей беззастенчиво торгуют!

Вот продаёт само издательство, с которым я подписывал контракт.
Но, почему-то, цена на сайте стоит 28.80 евро, а в контракте обещали продавать за 26.92…

Вот какой-то магазин «Академик» продаёт мою книгу за 3009 рублей.

Магазин «Где книга» продаёт.

Какой-то сайт DYMOCKS продаёт мою книгу за 131.99 RRP.
(Интересно, это очень дорого или нормально в этих RRP?)

А вот и за 39 долларов цена есть.

LiveLib продаёт.

Morebooks продаёт.

Book Depository продаёт за 37 долларов.

А на каком-то русском сайте уже вообще всё распродали, раз пишут, что товар закончился?

Так что совет написать книгу, опубликовать её, а потом жить на поступающие дивиденды в моём случае, почему-то, не сработал.
За 6 лет не получено ни цента…
Что я делаю не так?

Первый день зимы.

Всех с первым днём зимы!
У кого-то он со снегом, у кого-то с дождём, у кого-то вовсю светит солнце.
И только одно объединяет всех — всемирная пандемия короновируса, в которой оказались все, без исключения.
Кого-то это коснулось в большей степени, кого-то в меньшей.
Мы с марта сидим без работы.
Во всех соцсетях деятельность русских в Доминикане свелась до минимума, оказывать свои услуги некому.
У нас продлили карантин и комендантский час ещё на 20 дней.
Я не политик, не врач, но понимаю, что по закону нельзя ввести локдаун сразу на год, допустим. Но, так это всё выглядит — похоже, что и годом не обойтись, так и будут эти продления по чуть-чуть. Можно подумать, что через месяц что-то изменится… Понятно, что все надеются на вакцину, как на чудо. Но что-то мне подсказывает, что не всё так гладко и с ней.
Конечно, под этот шумок кто-то решает свои политические проблемы, кто-то финансовые.
Страдает, как всегда, впрочем, простой человек.

Старый гаитянин вынужден был закрыть свой «магазин», потому что туристов нет, фрукты продавать некому…


Недавно открывшийся в Сан Педро отель, гордо назвавшийся Apartahotel VIP, в отсутствие нормальных туристов, перепрофилировался в притон для местных, заглядывающих туда на пару часиков для любовных утех.


Доминиканцы стараются не унывать в любой ситуации. Простая вылазка на пляж превращается в игру «косметический хирург», когда мужчину с помощью песка превращают в женщину с членом…

И мне приходится встречать закаты на рыбалке в одиночестве.

Наступила зима. Солнце красиво опускается в море. Сколько туристов могли бы наделать красивых фотографий на фоне такого заката. Но, увы, Россия пока не собирается летать в Доминикану, несмотря на то, что остров открыт с июня для всех желающих…

Жизнь — кино.

Часто люди употребляют такое выражение: жизнь, как кино.
Отчасти наши жизни похоже на фильмы, но есть одна очень существенная разница — сценарии для фильмов пишут всё же сами люди, а вот сценарии наших жизней писались неизвестным нам сценаристом.
Сценарий для фильма сначала читают. Режиссёр, операторы, администраторы, актёры.
И во время фильма каждый знает свою работу, свою роль.
Но сценарий, написанный для наших жизней, никто не читал…
Не было этого в задумках Творца…
Тебя просто (заметьте, без всякого твоего согласия!) выбрасывают на эту съёмочную площадку, громко именуемую ЖИЗНЬ и говорят: давай! Играй! Твори!
И получается сплошная импровизация. Никто не знает раскадровку, каким будет следующий кадр, где следующая съёмка. Никто не знает, как правильно выставить свет, как выстроить сцену.
И, самое главное — в жизни, в отличии от фильма, нет дублей, ничего не переиграешь, если сыграл не так.
Если актёр, прочитав сценарий, столкнётся там с необходимостью участвовать в постельной сцене, а он, в силу своих мировоззрений, не готов к этому, то он вправе отказаться от участия в этом фильме.
А в жизни?
Весь мир участвует в какой-то дикой групповушке, где каждый хочет любым способом поиметь ближнего и нужно прилагать чудовищные усилия, чтобы попробовать хотя бы находиться не в эпицентре событий, а где-то на периферии этой оргии.
Тебя, конечно, поимеют так или иначе, но хотелось бы отделаться малой кровью…
А рядом с тобой — такие же актёры, которых тоже никто не спрашивал об их желания участвовать. И они играют так, как им кажется удобным и часто бывает так, что им нравится эта игра, в которой они находятся на главных ролях, как они думают.
И они способны превратить твою жизнь в кошмар, похуже, чем в кино…
Друг вдруг оказывается не таким уж и другом, близкие люди становятся чужими, брат с топором идёт на брата, одно племя идёт уничтожать другое.
Слава богу, что не все участники этого «фильма» такие.
Есть те, кто понимает приблизительные правила не животного поведения и продолжает оставаться человеком, не выбивая у другого почву из-под ног, а напротив, помогая другому продираться сквозь дебри этого запутанного для всех сценария.
Но в массе своей, конечно, человечество продолжает играть свои фальшивые роли, так бездарно прожигая то немногое время, которое прописано в сценарии для каждого из нас.
После просмотров фильмов у нас всегда есть время, чтобы подумать о нём или о чём-либо.
Но после того, как закончатся наши «фильмы-жизни» — времени уже не будет.
Ни у кого из нас не будет второго сценария.
Никто из нас не выйдет из этого кинотеатра…