Животный мир.

Disclaimer:
всё прочитанное и увиденное вами ниже является только моим личным видением мира.
Я снимаю с себя всю ответственность за неправильную интерпретацию моего поста чувствительными людьми, тургеневскими барышнями, ханжами, беременными женщинами, сексуально озабоченными, яжематерями и прочая-прочая, коим несть числа в этом мире.

Им всем я предлагаю прямо сейчас закрыть эту страничку и, вместо моего блога, лучше почитать, допустим, поправки к Конституции.

Я признаю, что я плохой оператор.
Но мне очень понравилось это видео, которое мне удалось снять, ибо оно наиболее точно показывает мое отношение к такому процессу, как зарождение людей, хотя на видео банальная «собачья свадьба».
Как ни странно, у людей всё происходит точно также.
И, даже в таком вопросе как зарождение новой жизни, человек не может похвалиться своим интеллектом; в данном процессе интеллект не работает, что хорошо показывает животную сущность человечества.
Когда я вижу этих бедных гаитян, живущих в кустах в домах из кусков фанеры, в грязи и нищете, не имеющих никакого будущего, но плодящихся, как кошки, то я не вижу разницы между их жизнью и этой собачьей свадьбой.
Я прямо явственно представляю себе, как боженька, с любопытством наблюдая за этой собачьей сворой, крутит свою рулетку и радостно вдыхает душу в сперматозоид именно вон того рыжего кобеля…
Именно так выглядит наше появление на свет.
Впрочем, что это я о гаитянах — в белых странах тот же принцип. Всё происходит достаточно банально; только люди, считая себя вершиной животной иерархии, почему-то с удовольствием любят заявлять, что, дескать — бог дал!
Животные в этом плане намного честнее и органичнее — живут себе инстинктами без малейшей примеси морали.
Кошка родила котят, пусть (дальше идёт вульгарное слово обозначения полового акта) как хотят…(©)
Нет, я понимаю, что человеку до идеала и святости далеко. Конечно, даже не смотря на наличие у нас ума — «любовь и голод правят миром…» (©)
И на старуху бывает проруха, конь о четырёх ногах, да спотыкается и т.д.
Я не против этого. Всяко бывает в жизни.
Бывает, сходили мальчик с девочкой в кино — и — упс, я беременна…
Бывает, чего там.
Но уж в этом случае постарайтесь любить этого ребёнка, пусть даже невольно рождённого, дайте ему шанс не сильно страдать в этой жизни.
Но когда «упс» происходит второй раз, третий, десятый? Это уже не «упс», это уже проблема с психикой.
«Я любила Петю и мы родили ребёночка, потом Петя меня бросил, но я полюбила Валеру и мы родили ещё ребёночка, а когда и Валера меня бросил, но я встретилась с Сашей, то мы решили завести (слово-то какое мерзкое по отношение к детям!) ещё одного».
Но чем этого ребёнка кормить, как воспитывать, где обучать — это уже забота товарища бога: будет день — будет пища.
Но ведь это животный подход.
Так зачем маскироваться под человека?
Признайте, что вы животные и живите себе счастливо, отбросив всякие условности! Тогда не будет удивления тому, что сейчас происходит в мире.
BLM вас сейчас удивляет-  но ведь это же так естественно: просто одна стая хочет доминировать над другой. Стая хочет только плодиться и чтобы еды всем хватало вдоволь. А то, что для этого надо много учиться, надо много работать, надо что-то созидать полезного — это, опять-таки, вопрос к товарищу богу?

Не спорю, скорее всего в богатых аристократических семьях к рождению детей подходят более взвешенно, но большинство народа ведёт себя так, как собаки на видео.

Немногие из нас могут потом говорить своему ребенку: мы долго готовились к твоему рождению. Мы построили дом, в котором была построена детская комната именно для тебя. Мы подобрали красивые обои и купили удобную кроватку. Мы записали тебя на обучение в Гарвард. Мы знаем, насколько жесток этот мир, поэтому мы постарались (хотя всё-равно всего не предусмотреть) максимально сделать твою жизнь комфортной. Мы построили здоровое общество хороших людей, с хорошими школами, хорошим здравоохранением, хорошей экологией для того, чтобы твоя жизнь была тоже хорошей.
И только после этого мы стали готовиться к твоему зачатию. Чтобы ты родился здоровым, мы проходили все осмотры у врачей, мы не пили и не курили, ели только полезные продукты.
Мы очень хотели твоего появления на свет, зная, что тебе будет даже лучше в этой жизни, чем было нам…
Ты наш любимый и желанный ребёнок…
Но что происходит сейчас? Насколько же надо так не любить своего будущего ребёнка, чтобы обрекать его на ту жизнь, которую мы сами сейчас имеем? Как назвать любовью то, что ваш ребёнок будет обречён на боль и страдания? Или вы тупо надеетесь, что вот ему-то уж повезёт? Вы готовы сыграть в лотерею собственным ребёнком? Ладно, в Швейцарии ещё есть такой шанс, но вот в Нигерии? Вы согласны смотреть, как ваш ребёнок будет чистить сапоги олигарху? Или вы втайне надеетесь, что это ваш ребёнок как раз станет олигархом и сапоги будут чистить ему? Вы успели наворовать для этого денег?
Любите своих детей, уже родившихся и ещё не рождённых!
Любите по-настоящему, а не так: «мы тебя родили, а дальше ты уж сам давай как-нибудь…»
Или вам всё-таки проще думать так: на всё воля божья, бог дал, бог взял?
«Заводить» можно собачку, зверушку какую-нибудь.
Ребёнку же жизнь надо давать осмысленно, а не так, как на этом видео…

А дети ни в чём не виноваты.
Всегда виноваты только родители.
Посмотрите фильм «КАПЕРНАУМ» и, может быть, он заставит вас задуматься больше, чем моё видео…

 

Вор.

Есть у меня один американский знакомец, зовут его Боб, ему 75, он пенсионер. Хлебом его не корми, дай только за Бога поговорить. Гнёт свою линию при каждом удобном и неудобном случае, всё пытаясь меня в свои сети затащить. А я и не против поболтать, мне и английский язык попрактиковать можно, да и забавно наблюдать, как человек свою миссию божью (как ему кажется) выполняет. Сегодня в очередной раз разговор перешёл в фазу: а вот, Ник, ты из себя праведника строишь. Вот ты думаешь, что ты такой хороший и не нарушаешь заповеди Божьи. И не воруешь, и не убиваешь, не лжёшь, да и жены ближнего не желаешь. Безгрешным себя считаешь, то-бишь! Но ведь это совсем не так! Если уж тебе не повезло стать выкидышем, смытым в унитаз или абортом каким акушерским, а, преодолев все родовые пути и не запутавшись в пуповине, угораздило-таки появиться на этот свет — то тут и сказке конец — уже на тебе грех первородный и лежит…
И перед Творцом вы оба равны: и ты со своим единственным грешком первородным, и серийный маньяк убийца-насильник с сотнями убиенными жертвами на его совести. Оба вы грешники! И ответ вам держать одинаковый. И, заметь: убийца пойдёт в церковь, да раскаиваться искренне начнёт — вот боженька его грехи-то и простит. Все, окромя первородного. То есть, равными вы окажетесь перед Судом Страшным…
И тут я задумался — так ведь есть у меня ещё грех!
Я один раз в своей жизни украл.
Я нарушил заповедь.
Я вор!

Далёкие шестидесятые года.
Я учусь в школе-интернате и хожу в первый класс.
Благодаря занятиям дома с умными родителями, я, вместо того, чтобы, как все, учиться рисовать буквы-закорючки в тетрадке, читаю спрятанную под партой  «Американскую трагедию» Теодора Драйзера.
Наши учебные корпуса находятся в паре кварталов от спальных корпусов. И каждое утро нам приходится всем классом отправляться в путь. Мы все в одинаковых вельветовых костюмах, так ненавистных нам, потому что из-за них мы слышим вслед: «инкубаторские пошли!»
Дорога наша пролегала мимо кондитерского магазина, возле дверей которого всегда необычайно вкусно пахло и наша группа всегда старалась замедлить ход, проходя мимо, чтобы сделать лишний глоток вкусного запаха.
Однажды, в один из дней, проходя мимо, я увидел, что дверь в магазин закрыта лишь наполовину. Идя в последнем ряду, я успел шепнуть товарищу: «я сейчас вернусь, мигом, не привлекай внимания» и заскочил в магазин.
В магазине не было никого. Ни покупателей, ни даже продавца, вероятно он ушёл в подсобку.
И на прилавке, рядом с весами, я увидел огромный куб шоколадного масла, а на самих весах, на кусочке серой бумаги, уже лежал отрезанный кусок, грамм на триста.
Я схватил этот кусок, толком не обернув его бумагой и, сунув за пазуху, выскочил из магазина.
Всё произошло настолько быстро, что я без труда догнал свой класс и пристроился в колонну.
Мы дошли до школы, до начала уроков оставалось минут пятнадцать.
Я сказал друзьям: «айда за мной!» и бросился в туалет.
Там я вытащил уже подтаявший кусок масла и, положив на подоконник, великодушно предложил всем угоститься.
Мальчишки пальцами зачерпывали масло и с наслаждением их облизывали.
Для нас это был настоящий пир.
Я даже обсосал успевшую промаслиться рубашку.

Я рассказал Бобу эту историю и спросил: «неужели ты искренне думаешь, что вся та хреновая жизнь, которую я имею — это только потому, что я когда-то украл этот кусочек масла? И Господь теперь так серьёзно наказывает меня за такой незначительный детский поступок? А те настоящие воры, ворующие миллиардами — они что, хорошенько молились и им наказания никакого нет?»

Боб сказал: «Ник, ты не понял. Все мы, родившиеся, уже грешные. И само количество грехов не играет роли, мы для Бога все дети и он любит нас всех одинаково!»

«Врёшь»!, сказал я Бобу (и, наверное, обидел его тем самым) — «вот сразу видно, что Бог тебя любит сильнее, чем меня, потому что у тебя есть возможность жить в квартире за 2 тысячи долларов в месяц, а я с трудом могу оплачивать комнатку за 200 долларов»…

Боб улыбнулся (он всегда на позитиве и никогда не огорчается) и сказал: «да ладно тебе, брат, это жизнь, а она штука временная. Но вот в церковь ты всё же сходи, замоли свой грешок воровской! А, ну да, ты же не верующий, значит я это сделаю за тебя. Ты, главное, просто отдай себя в руки господни и расслабься».

Я прекратил разговор и распрощался с Бобом до следующего раза…

Для желающих помочь нам материально (будем благодарны любой помощи): Яндекс.Деньги или  PayPal

И, кстати, если вы вдруг отправляетесь в Хуан Долио, то захватите чёрного хлеба, халвы, зефира, вафель и непременно воспользуйтесь предложением:

МОИ УСЛУГИ.

НАШИ ЭКСКУРСИИ.

 

Памяти Шнекенберг Виктора

Меня звали Шнекенберг Виктор. В моей жизни не было ничего исключительного, напротив, это была простая жизнь простого человека. Миллионы других прожили такую-же жизнь. Конечно, у кого-то было что-то, чего не было в моей жизни, ну а в моей было то, что было только в моей. Мой отец, Отто-Александр Шнекенберг, родился 01.04.1887 года в городе Белосток, что расположен на северо-востоке Польши. Приблизительно в 1915 году он переехал в город Брянск. Женился на девушке по имени Пелагея и в браке на свет появились мои сёстры Эля ( 1919), Зена (1922), Регина (1924) и я, Виктор (02.03.1927). В результате несчастного случая моя левая нога была повреждена и после последующих операций стала короче на несколько сантиметров. Это увечье, плюс то, что я был самым младшим ребёнком ( и единственным мальчиком!), позволяло мне в полной мере наслаждаться заботой и вниманием ко мне со стороны родителей и сестёр.
jung

Семейная идиллия продолжалась недолго. В 1933 году отца угнали в Сибирь, где его следы затерялись и с тех пор мы никогда не смогли узнать, где и как он погиб. А потом началась война. Мы жили рядом с аэродромом, который постоянно бомбили, и нам приходилось прятаться в подвале. А потом пришли немцы. Это продолжалось недолго, потому что советские войска смогли переломить ход войны и немцам пришлось отступать. И Адольф дал приказ: «вся немецкая кровь должна вернуться на родину». И нас повезли в Германию. Разместили нас в городе Гера. Мы получили удостоверения немецких переселенцев. Вокруг слышалась немецкая речь, которую я знал только по школьной программе.

pa pi

Деваться было некуда, надо было продолжать жить. Я поступил в училище и выучился на слесаря. В 1944 году, когда советские и американские войска вошли в Германию, нас перевели в американскую оккупационную зону в Баварию. Там, в Розенхайме, я и прожил всю свою жизнь, работая слесарем на фабрике. Пролетели годы, незаметно подошла пенсия. В 1993 году я познакомился с молодым человеком, по имени Николай. Он приехал из России и хотел жить в Германии. Мы оба были заядлыми рыбаками и на этой почве возникла наша дружба. Было интересно поговорить с ним о жизни, войне, политике. В 1995 году к Николаю приехала мать, с которой он меня познакомил. Её звали Пелагея, также, как и мою маму. У нас возникли чувства и мы поженились. Николая я усыновил, он получил мою фамилию.
vpn

К сожалению, несмотря на усыновление с правами несовершеннолетнего, Николая не оставили в Германии и ему пришлось покинуть страну. Мы с Пелагеей остались одни. Я всю жизнь боялся разного рода учреждений и служащих, и не вступал с ними в борьбу, хотя и мечтал о полноценной семье. Мне хотелось жить тихо и спокойно, без потрясений. В 2008 году я попал в аварию и врачи вставили мне в ногу титановый штырь. Я смеялся — теперь я очень дорогой, во мне сидит железяка стоимостью в 40 тысяч евро! О смерти я не думал, так как хотел прожить лет 120, а дальше — уж как бог захочет. Но было интересно: заберёт-ли после моей смерти государство свой титановый штырь или так и оставит во мне?
В 2010 году к нам прилетал Николай с супругой Анной, они живут в Доминиканской республике.
alle

Мы с женой купили компьютер, подключили интернет и, благодаря Скайпу, у нас была возможность общаться. Для меня было интересно, как далеко шагнула техника и как на экране монитора можно видеть людей, находящихся за десятки тысяч километров. Что-то интересное стало происходить с моей памятью: я прекрасно помнил все стихи, песни, услышанные ещё в детстве в России и готов был цитировать их часами, но совершенно не помнил, что я ел на завтрак. Рыбалку, по причине здоровья, пришлось оставить. Сил оставалось только на то, чтобы сходить за покупками в магазин или повозиться с цветами на огородике.
В июле 2014 года мне стало плохо, вызвали скорую, меня оперировали. Неделю шла борьба между жизнью и смертью. Смерть победила и 1 августа я умер. Мне было 87 лет. Вот так и прошла моя жизнь, простая жизнь простого человека. Сейчас меня нет с вами, но я знаю, что вы помните обо мне. А я, где бы я сейчас не был — люблю вас, ребята! v